22 Апреля 2019
Интервью с Александром Зарецким
(Старый Приятель)

Его песни слушали мы еще в школе, а теперь их слушают и наши дети. И вот наконец АЛЕКСАНДР ЗАРЕЦКИЙ (певец, музыкант, композитор и бессменный лидер группы «Старый Приятель» придет к нам на Фестиваль 2019, в качестве гостя одной из творческих встреч в зоне «Лекторий» и расскажет об основах и фишках композиторской работы...

Пока же, Александр рассказал много интересного и глобального о музыке в интервью для Kids Rock Fest!

Буквально на днях вышел твой первый сольный альбом. «Круглый Бильярдный Стол». Расскажи, чем принципиально для тебя эта музыкальная работа отличается от творчества группы «Старый Приятель»?
— Она отличается именно понятиями — я делаю «один» или «с кем-то». В «Старом Приятеле» всегда есть с кем делать что-то совместно на этапе аранжировок, результат записанная песня имел энергетику разных людей. В «Круглом бильярдом столе» («КБС») прежде всего идеологически всё делалось одним человеком. И главное, когда в группе у меня появлялся набор песен для альбомов, мы с ребятами просто садились и готовили песни для студии ворохом. А с «КБС» изначально была концепция и идея, и под нее писались новые песни, и было использовано штуки две — три старых, но никогда ранее не записываемых. Например, песня «Слияние (Цветок)». Я ее давно написал и даже разок на концерте играли, но она пригодилась в итоге именно сюда. И она из простой гитарной битловой песни за счет звучания и аранжировки превратилась в часть концепции.

По образованию ты пианист, используешь ли ты этот инструмент при написании песен. И с помощью каких инструментов вообще у тебя происходит этот процесс?
— Я абсолютно равноценно по времени сочинял и сидя за пианино, и с гитарой в руках. Динамичнее получается с гитарой, и на гитаре удобней писать более ритмичные песни, но только на фортепиано можно поймать что-то более изящное, как мне кажется. Скорее всего это из-за того, что я не профессиональный гитарист, у меня нет базы. А клавишные инструменты мне понятнее, фортепиано мне позволяет «видеть» сразу всю партитуру.

Группа «Старый Приятель» в свое время заполнила нишу «британской волны» в нашей рок-музыке, вы были практически первыми носителями этой стилистики. А сами вы в начале имели подобный план «завоевания мира» и чьей музыкой вдохновлялись?
— Да, так и есть, мы были первыми. И не придуманным со стороны продюсерским проектом, а именно первой группой, которая базировалась на ренессансе музыки 60-ых, что чуть позже окрестили как брит-поп. Но у нас в стране в культ его возвел все таки, конечно, Лёня Бурлаков. Великолепная группа Секрет, которую мы все любили и с которой нас пытались сравнивать, на самом деле всё-таки играла ранний мерси бит и имела чуть театральный оттенок. Они написали великолепные песни, но сам звук и посыл их был окрашен цветами 80т-ых, не имея акцента на гитарном роке и даже психоделике. Я в то время приболел битлами и близкими им по духу группами, но никогда не любил модную в моей юности электронную, синтетическую поп музыку 80-ых и мне так же не близко было хэвиметаллическое и глем-роковое направление, во что хард рок 70-ых вылился в итоге. И когда появились первые песни, гитары, реп базы, группа, я хотел и старался вести всех именно в том направлении. И если с самым первым соавтором Андреем Шуриковым у нас еще совпадали вкусы, то дальше все было не совсем так. Появился крепкий состав Костя Платов, Володя Кардонов и Влад Гусев. И мы вместе записали первый альбом, и только после этого мне попался диск Оазис «(Whats The Story) Morning Glory?» 1995 года. Я аж подпрыгнул от кайфа, и сразу побежал к гитаристу и барабанщику показать им, как «должны» звучать гитары и какие филы «должны» быть в барабанах. Но у нас вкусы то как раз были разными и им это не зашло, да и если по-чесноку, наш первый альбом звучит хорошо, но очень эклектично, в отличии от тех же Оазис. А ведь оба альбома вышли в 95-ом году. Официально мы заключили контракт и переиздали его в 96-ом. Но еще летом 95-ого он был уже на первом тираже CD, который и попался Лёне Бурлакову на глаза на Горбушке. Лёня потом в интервью писал, что раз уж ЭТИ (про нас) выпустили альбом, почему бы нам с Лагутенко тоже это не сделать. Ну молодец, он это и сделал. Разные вкусы в группе нам так и не позволили сделать что-то по-настоящему стильное для того времени, мы запнулись на втором альбоме и в итоге развалились в 98-ом году. В те годы я был твердо убежден, что «группа должна звучать, как альбом Revolver битлов». А начиналась моя любовь к песенной музыке, конечно, гораздо раньше появления ливерпульцев на наших магнитофонах. Это были АBBA, музыка из кино, Стиви Уандер, Алла Пугачёва, Юрий Антонов и тд, но именно битлы всю эту любовь оформили в некое целеполагание! Они гениальные авторы и исполнители с потрясающей гармонией голосов. И для меня они абсолютный эталон стиля в целом. Там во всем чувствуется вкус, поэтому до сих пор их копируют миллионы и в одежде и в музыке. Не сказать, что брит-поп стал мне родным, но британская волна была мощным явлением, она дала новых артистов с большой буквы, как то: группы Радиохед, Кула Шейкер и тд. Думаю, что и уникальная, мною любимая Земфира во многом опиралась на эту радиохедовскую волну, а значит брит-поп дал плоды для искусства поп музыки в целом.

Какие ты видишь перспективы в новейшей отечественной рок-истории у наших исполнителей за рубежом? Куда двигаться молодым исполнителям?
— Я вижу, что есть множество очень крутых исполнителей у нас. Но если музыканты — классики, академисты имеют универсальный музыкальный язык, поэтому способны играть для любых национальных залов, то сила истинной авторской песни, а именно она лежит в основе такого жанра, как рок, в ее национальном колорите, в особенностях языка автора. Это делает ее уникальной, но вместе с тем непонятной для слушателей других стран, носителей других языков. Отдельная история с Владимиром Высоцким, но он гений и такие рождаются раз в сто лет. Я знаю лично нескольких музыкантов мирового уровня, например, гитарист Фёдор Досумов. Он феноменален и язык его рок-гитары феноменален, но он понятен в любой рок-стране, поэтому Федя интересен слушателю и у нас и там. Недавно я познакомился с арфистом — виртуозом Александром Болдачевым. Саша дает сольные концерты по всему миру, он — профессионал высочайшего уровня, наш с вами соотечественник, язык его инструмента понятен людям всей планеты, кто слушает классику. А в авторской музыке я не вижу особой проблемы в том, что ты пишешь только для жителей своей страны, это необъятная территория. Куда двигаться молодым- так вопрос не должен стоять, об этом вообще задумываться нельзя, надо просто идти за своей любовью, делать то, что тебе доставляет радость.

Расскажи, чем ты собираешься поделиться с юными и взрослыми гостями, начинающими и уже состоявшимися музыкантами, которые придут на твой творческую встречу в зону «Лекторий» Kids Rock Fest 26 мая?
— Я не часто выступаю в подобном формате, но чем искреннее будут вопросы, тем большее я смогу рассказать гостям. Спрос порождает предложение, так и должно быть.
Могу рассказать, как рождались хиты, поделиться, как лучше взаимодействовать в группе и особенно в работе на студии, какие приоритеты помогут добиться лучшего результата. Могу рассказать о том, в чем отличие состоявшихся звезд от молодых артистов и про иллюзии, которые могут возникать в начале пути музыканта, особенно того, кто не получил в детстве специального образования.

← Ко всем интервью
Вход в личный кабинет
Восстановление пароля